«Все суета…»

Все суета… и только жизнь превыше,

Когда она достойна и чиста.

И кто-то в ней уже на финиш вышел.

А чья-то жизнь лишь только начата.

Все суета… престижный чин и кресло.

Пускай другие гибнут за металл.

Не занимать бы лишь чужого места.

Не млеть от незаслуженных похвал.

Все суета… и клевета, и зависть.

И неудачи в собственной судьбе.

Лишь одного я вечно опасаюсь —

При всех властях не изменять себе.

А. ДЕМЕНТЬЕВ

Эти строки цитировал ветеран МВД Александр Кулик на встрече с молодыми сотрудниками столичного уголовного розыска. Именно эта мысль – «не занимать чужого места и не изменять себе» – стала его девизом по жизни. Сегодня его ставят в пример молодым, и он охотно делится опытом.

Ученик легендарного Ивана Васильевича Короткова, Александр Михайлович Кулик с честью прошел все трудности «оперской» жизни в переходный период 90-х.

«В то время, когда я приходил на службу, это был 1983 год, существовало великое государство Советский Союз. Я пришел по партийному набору – так называемому «андроповскому», когда была смена власти в Советском Союзе. Умер Брежнев, пришёл Андропов, противостояние спецслужб… Был партийный набор. Я работал тогда в Одессе – на суперфосфатном заводе, после неудачного поступления на юрфак. По партийному набору я попал на службу в органы внутренних дел еще Союза ССР, в УВД Одесской области на должность милиционера первого Отдельного дивизиона ведомственной милиции. Прослужил в Одессе около пяти лет. Потом переехал на родину – в Григориополь», – вспоминает Александр Михайлович.

На вопросы о том, почему принял решение служить в милиции и как изменились задачи за время службы, Александр Кулик отвечает, не задумываясь: «Решение прийти на службу непременно должно быть мотивированным! И, отдав 30 лет службе, я не поменял этого мнения.  А задачи не изменились, как были тогда – до нас, так и после, задачи одни и те же: борьба с преступностью, охрана общественного порядка, государственные устои и охрана их».

Став оперуполномоченным, Александр Михайлович прослужил 10 лет в других подразделениях, в том числе в СОБР «Днестр» в 1993-м году.    

«В 90-е годы весь уголовный розыск буквально ночевал на работе. Тогда зарплата в уголовном розыске была эквивалентна семи долларам. В магазинах государственных ничего не было, а в кооперативных магазинчиках и на рынке на эти деньги можно было купить две палки хорошей, добротной, домашней колбасы... Нас осталось семь человек в 93 году в конце декабря. Основная масса сотрудников ушла из ОУР. Кого потянула большая зарплата – они перешли в 14-ю армию, кто-то ушёл в коммерцию, кто-то переехал в Россию, – рассказывает Александр Кулик. – Говоря, о преступниках тех лет, той формации, придерживавшихся так называемых «воровских традиций», сложившихся при СССР, сменили люди беспринципные. Часто в уголовной среде стали появляться люди, которые не отбывали сроков лишения свободы, не были «авторитетами» в уголовной среде. Но они были дерзкими. И эта дерзость строилась на крови и безумии».

Он вспоминает, что в 93-94 годах у бывшего сотрудника уголовного розыска пропала бывшая супруга и её подруга. Спустя две недели их тела обнаружили на территории Слободзейского района в Днестре со следами насилия. На них было много украшений, но ни одно из них не было похищено. «Когда обнаружились тела, не было никакой информации, а потом она «стрельнула». Недели через две-три. У меня было в производстве дело «энергетиков» – о повальном хищении электросчётчиков. Мы вышли на группу лиц, которые этим занимались и выяснили, что их сбывали в Кишинёве по 10 долларов за штуку. И в ходе розыскных мероприятий от нашего человека, который был внедрён в эту среду, поступила информация, что один из членов этой группы причастен к убийству тех двух женщин».

Так было раскрыто это двойное убийство, впрочем, как и двойное убийство братьев Сиваковых. Об этом, а точнее уже о виртуозной работе Александра Кулика с подозреваемым, делится нынешний замначальника УВД г. Тирасполя по МОБ подполковник милиции Дмитрий Гаращенко: «Я был тогда старшим участковым в Кировском микрорайоне. Мы получили информацию от подучётного контингента о совершенном преступлении – двойном убийстве, которое на тот момент оставалось не раскрытым недели две-три. Было указано, где находятся улики – окровавленная одежда».

Как выяснилось, ранее в ходе следствия, был допрошен и человек, на которого указывал «источник». Однако он и его родственники дружно подтверждали его алиби. Было принято решение снова доставить его в УВД на допрос. С ним работал Александр Кулик.  

«То, как работал Александр Михайлович с этим человеком – это классика жанра. В течение сорока минут, сыграв на его человеческих, психологических качествах, он вывел его на чистую воду, – вспоминает Дмитрий Гаращенко. – Его отличительная черта – спокойствие и невероятная интуиция. Он никогда не кричит, говорит размеренно, настойчиво и очень убедительно! Причём это касалось и воспитания личного состава, и работы с контингентом».

Сам Александр Кулик говорит, что на личном опыте убедился, что без интуиции в оперативной работе никуда: «Оперативнику свойственно обострённое чувство справедливости, но ещё больше – интуиция. Её не прививают на факультетах психологии».

Коллеги, кому посчастливилось служить с нашим героем, называют его интеллигентом. Говорят, он никогда не позволял себе или другим оскорблений. Такими же были его наставники, о которых с большой теплотой вспоминает Александр Кулик: Лялюк Пётр Иванович, Чавдарь Георгий Филиппович, Коротков дядя Валя. «Я никогда не слышал в адрес отпетых преступников слова более грубого, чем «негодяй». Какой негодяй?! Бывает, слов не подберёшь, а они так деликатно, мягко … «негодяй»! Более грубо они не разговаривали».

Александр Михайлович Кулик отдал службе в милиции ровно 30 календарных лет, 20 из которых посвятил уголовному розыску.

Пресс-служба УВД г. Тирасполя

Адрес Государственной администрации
MD-3300, г.Тирасполь, ул. 25 Октября, 101

Смотреть на карте

Телефоны:
+373 533-91455
+373 533-52565
+373 533-94711

Факс:
+373 533-92344
+373 533-52138

© Государственная администрация г.Тирасполь и г.Днестровск
Создание сайта: Веб-студия «Тира»